Coping with old age

Фотопроект "Период дожития" снимался около 3-х лет, цель проекта рассказать о судьбах и жизни людей, которые по каким-то причинам остались одни и живут в Домах-интернатах. Дома-интернаты есть в каждом районе Новгородской области, в каждом доме проживают от 20 до 600 человек с разной судьбой, но находящихся в одном социальном пространстве. Конечным итогом фотопроекта была выставка в Великом Новгороде, она была мультимедийная, т.е. был фильм о людях с разной судьбой, были зоны разделенные звуком, так же у некоторых фотографий имелись наушники с записью людей изображенных на фото, примерная инсталляция комнаты Дома-интерната с некоторыми вещами из этих домов. 

Многие пожилые люди в своей старости остаются одни и доживают свою жизнь в домах престарелых. У них у всех была разная жизнь и у многих очень интересная и трудная, у многих «пропитанная» алкоголем. Большинство из них воспитывал детей, думая, что в конце своей жизни на них можно будет положиться, но вот у кого-то дети ушли из жизни, а кого-то дети отдали в дом престарелых и появляются только в конце каждого месяца, что бы забрать 15% пенсии своих родителей.

 Скородумова   Лидия Григорьевна. 80 лет. В доме престарелых живет десять лет. В гости иногда приезжает племянница. 

Скородумова Лидия Григорьевна. 80 лет. В доме престарелых живет десять лет. В гости иногда приезжает племянница. 

Каждый проживающий в  Российском доме престарелых отдает 75% своей пенсии на содержание дому-интернату. Люди попадают в дома престарелых по разным причинам кого-то отправили дети, у кого-то сгорело жилье, кто-то просто не в силах ухаживать за собой самостоятельно, есть лица, освободившиеся из мест лишения свободы, бывшие бездомные , все эти разные люди с уже сформировавшимися привычками живут в одном социальном пространстве и если кто-то в этот период умудряется любить, создавать уют, дышать полной грудью, то другие продолжают пить, вести распутный образ жизни и остаются по прежнему одни, и доживают свою жизнь.

 Козлова Прасковья Васильевна. 101 год. Через три месяца после свадьбы ее мужа забрали на фронт. С войны он так и не вернулся. С тех пор осталась одна. Детей нет. В доме престарелых живет шесть лет.

Козлова Прасковья Васильевна. 101 год. Через три месяца после свадьбы ее мужа забрали на фронт. С войны он так и не вернулся. С тех пор осталась одна. Детей нет. В доме престарелых живет шесть лет.

 Беседка в доме-интернате "Хоромы". г. Боровичи.

Беседка в доме-интернате "Хоромы". г. Боровичи.

 Александра Александровна. 75 лет.  В доме-интернате живет около года. Работала 30 лет дояркой. муж умер, сына убили бандиты.

Александра Александровна. 75 лет.  В доме-интернате живет около года. Работала 30 лет дояркой. муж умер, сына убили бандиты.

 Ионин Александр Прокофьевич. 62 года. Работал токарем. Часто находился в местах лишения свободы. Любит выпить. Жил у сестры, с начала 2012 года живет в доме престарелых. Детей нет.

Ионин Александр Прокофьевич. 62 года. Работал токарем. Часто находился в местах лишения свободы. Любит выпить. Жил у сестры, с начала 2012 года живет в доме престарелых. Детей нет.

Звонцов Александр Александрович. 51 год. Инвалид первой группы. В доме престарелых живет более пяти лет. Своего жилья нет. Иногда ездит в гости к сестре в Великий Новгород.

Лехтмиц Владимир Эльмарович. 63 года. В доме престарелых живет один год. Есть дочь, но связь не поддерживают.

Богдановы Алексей Иванович и Галина Ильинична. Жили вместе, но потом он от нее уехал, она жила в комнате одна. Спустя какое-то время позвал: «Галя, ты приедешь?». «Посмотрим на твое поведение», — был ответ. С тех пор снова живут вместе. У Алексея есть младший брат Петруша, он навещал его, когда учился в школе, но потом связь потерялась. Родственники Галины не знают, что она живет в доме-интернате. Она хочет написать в «Жди меня», чтобы разыскать сестру.

CK1_1690-1.JPG
CK1_1659.JPG

Алексеев Виктор Иванович. 63 года. 28 лет отсидел в тюрьме за хулиганство: любил подраться. Была жена и дети. Сейчас одинок. Любит выпить. По его словам, «по недоразумению» обморозил ноги, руки, нос, уши, когда пять дней пролежал зимой в лесу. В доме-интернете живет три года. 

 Цыганок Нина Ивановна. 77 лет. Работала медсестрой. В доме престарелых живет три года. Дочь Лена и внук Артем навещают регулярно, несколько раз в год, несмотря на то, что живут в Киеве.

Цыганок Нина Ивановна. 77 лет. Работала медсестрой. В доме престарелых живет три года. Дочь Лена и внук Артем навещают регулярно, несколько раз в год, несмотря на то, что живут в Киеве.

 Канорина Татьяна Георгиевна. 57 лет. Получила 9 классов образования. Работала швеей-мотористкой, дворником в детском саду. Родных нет. В доме-интернате живет полгода. На 28 дней помещена в изолятор за пьянство и избиение человека.

Канорина Татьяна Георгиевна. 57 лет. Получила 9 классов образования. Работала швеей-мотористкой, дворником в детском саду. Родных нет. В доме-интернате живет полгода. На 28 дней помещена в изолятор за пьянство и избиение человека.

Григорьева Александра Алексеевна (67 лет)

Парфенон Анатолий Николаевич (72 года)

Парфенон Анатолий Николаевич (72 года) и Григорьева Александра Алексеевна (67 лет). Два года живут вместе. Подали заявление в ЗАГС. У Александры своего жилья нет, муж умер, а дочка с внуком живут в общежитии в маленькой комнатке. Часто ездит к дочке в гости. Четыре года назад у Анатолия умерла жена, квартиру отдал детям. С тех пор они его ни разу не навещали, даже не звонят. На вопрос, почему так вышло, отвечает: «Не знаю». «Как будто у меня их и нет. Сейчас дети такие вот…», — разводит руками дедушка. «Одному — это не жизнь, каторга. Даже поговорить не с кем. Одиночество это очень тяжело. Важно, чтобы рядом был близкий человек, — говорит Анатолий Николаевич. — Любовь — это нежность человека к человеку. И соединена она в одно кольцо, которое не разорвать. Даже если один умрет, все равно любовь не забывается».

Прокофьева Евдокия Васильевна. 79 лет. В доме престарелых живет три года. Дом сгорел, сына убили. Остался только внук. 

Белоус Александра Яковлевна. 85 лет. Было два сына, но они умерли. В доме-интернате живет три года. А Мурзик в интернате поселился около года назад. 

Агеевы Николай Николаевич и Нина Васильевна. Пять лет живут вместе, три года назад поженились. Нина попала в аварию, и всех родных потеряла. А дом ее сожгли. Приходила к нему в гости пить чай, а он возьми и сделай ей предложение. Николай отдал свою квартиру дочке и внуку. Они навещают его. Сын, инвалид первой группы, тоже живет в интернате, лежит в отделении милосердия. Агеевы покупают проездные билеты, часто ездят в город погулять. Вместе делают уборку в своей комнате, говорят: «Кто нам мешает навести красоту?! Все же зависит от нас!».

Агеев Сергей Николаевич. 57 лет. Инвалид первой группы. Получил 8 классов образования. Жил в Латвии, в Россию переехал в 1992 году. Жил с матерью, после ее смерти его к себе забрала сестра, но потом попал в дом-интернат, где живет уже около двух лет.

CHAL7563-1.JPG

Столовая в доме-интернате.г. Окуловка.

 Собакина Александр Александрович. 4 года назад в возрасте 91 года умер. В доме престарелых жил с 2006 года. Дети навещали.

 Столовая в доме ветеранов. Поселок Пролетарий.

Столовая в доме ветеранов. Поселок Пролетарий.

 Вид на пруд в Шимском Доме-интернате.

Вид на пруд в Шимском Доме-интернате.

Козлова Екатерина Степановна. 81 год. Всю жизнь проработала в колхозе. В доме престарелых живет три года. Попала сюда, потому что осталась одна: детей нет, а сестра к себе брать не стала. 

Тюев Вячеслав Михайлович. 62 года. По образованию радиотехник. Инвалид второй группы. Жена умерла. Год назад выписался из дома престарелых. Теперь живет с дочкой и внучкой. Но хочет снова вернуться в интернат.

Гурилов Виктор Иванович (56 лет) и Сорокина Татьяна Федоровна (92 года). У Виктора жена умерла, детей нет. Муж Татьяны тоже умер, детей нет. Случился выкидыш, а больше беременностей не было. После операции на глазе она подалась жить в дом-интернат. Здесь они и познакомились. Соцработник попросила Виктора помочь бабушке, сделать массаж: суставы болели. Потом стали общаться, недавно стали жить вместе, подумывают расписаться. «Она одинокая, такая же, как и я. Во мне увидела своего отца. Сказала, что я похож и на отца и на брата, которые погибли в блокадном Ленинграде. Бедный человек, забочусь о ней», — говорит Виктор. «Он очень хорошо относится ко мне. Я так рада, что встретился он мне на моем пути. Радостно мне с ним сейчас. А одиночество это и есть одиночество», — говорит Татьяна Федоровна. 

Якубова Людмила Камиловна. 71 год. Родилась и жила в Таджикистане. Раньше в доме-интернате работала, сейчас хоть и живет по-прежнему здесь, но не работает, отдыхает. Любит гулять в лесу, собирать грибы и ягоды. Якубова Людмила Камиловна в Христианской евангельской церкви "Храм Христа".

Портреты жителей домов-интернатов: д.Буреги, м-н. Деревяницы, д. Ручьи, п. Пролетарий, д. Шимск, г. Окуловка, г. Боровичи, 

Изоображение на стене столовой в доме-интернате в микрорайоне Деревяницы.

Как было:

 Жители Дома-интерната в поселке Пролетарий.

Жители Дома-интерната в поселке Пролетарий.

 Якубова Людмила Камиловна из поселка Пролетарий. На фоне своей же фотографии, сделанной в баптистской церкви на молитве.

Якубова Людмила Камиловна из поселка Пролетарий. На фоне своей же фотографии, сделанной в баптистской церкви на молитве.

 Житель дома-интерната поселка Пролетарий смотрит видео.

Житель дома-интерната поселка Пролетарий смотрит видео.